/// Спокойна речка на глубокой темноводной яме

15 Фев / 2014


И по общему совету попал я в Глубокое. Так это место называется у речного омута, где стоит вблизи избушка. Глубокое, но не глубинное, удаленное — за рекой дорога проходит, да хоть и выше поднимись, вряд ли найдешь глушь — косарей встретишь, какого-нибудь деда-рыбака.

Нет глуши на верхней Пинеге, но есть тишина и покой. Спокойна речка на глубокой темноводной яме, непуганые утки плавают в курье под избушкой, что стоит на песчаном косогоре. Возле нее сосновый лес, вокруг заросли малины и смородины. Все так, как должно быть у лесной избушки, как стократ видано. И простые думы здесь, в тиши, и простые заботы — рыбы наловить, еду приготовить… Полнеба закрыла сизая туча, за Согрой гремит гроза, доносятся частые глухие удары, как пушечная пальба. Душно, застыл знойный воздух. Ветерок пробежал по кронам деревьев и замер. С места грозового побоища плывут растерзанные клочки туч. Дали грозно синеют. Солнце село в тучу. Рыба всплеснула. Просвистели утиные крылья. Комары гудят. Да, все так, как и должно быть на Севере…

…Приходит время возвращаться назад. Дорога ведет к деревне Керга. Когда-то это была верхняя деревня на Пинеге, к которой выходил волок. Выбрали первопоселенцы место на коренном берегу над заливным лугом, расчистили за деревней новину, засеяли поля. Название деревни — Керга — напоминает слово «керка», что по коми значит «изба». Бывает, что этим словом называют в Коми отдаленное поселение в верховьях реки. Может быть, первопоселенцами здесь были коми? А вот название левого верхнего притока Пинеги — Ламбас, это уже финское.

Пока я так рассуждаю, догоняет меня автобус, что возит рабочих, и подсаживает меня. Съезжаем на луг, переезжаем речку по мелкому месту и дальше следуем правым берегом. Шофер останавливает машину. Поначалу я подумал — испортилось что, а он достал из сумки стакан и с ним вышел к родничку, тому самому, из которого я уже пил берестяным ковшиком.

— Все шоферы здесь останавливаются,— говорит попутчик.— Вода больно вкусная.

Шофер напился сам и всех обнес стаканом. Такой уж тут обычай: все отпили по глотку, и мне достался глоток живой воды.

— Кто эту воду попил, наших мест не забудет,— всерьез говорит мне попутчик.

Да, не забуду! Как можно забыть избушку на Глубоком, галечнйковый брод, где в прозрачной воде меж камней вились вьюны, этот живоносный родник, этот красавец борбеломошник, по которому едем! Едем узкой дорогой в сосновом частоколе, ветки задевают кузов, как я потом понял, шофер старался завезти меня поближе к аэродрому. И так все удачно складывается благодаря добрым людям, что успеваю я к рейсу вовремя.


Еще статьи про отдых:

Copyright © 2015 Лесная сказка18.