/// Спите спокойно, жители Лозанны

23 Июл / 2014


Может быть, про Вильгельма Телля и про яблоки остроумные сатириконцы написали верно, но про гостиницы, извините, соврали. "В Лозанну! В Beau-Rivage!" — вскричали бы три чеховские сестры, доберись они хотя бы до Шереметьево-2. В самом деле, что более подошло бы мятущейся и снобской русской душе, чем великолепие пятизвездочного Beau-Rivage Palace, уцелевшего символа belle Epoque ("прекрасной эпохи").

Скажем спасибо Томасу Куку — да-да, тому самому Куку: это он открыл эти места для туризма. Потому здание отеля, поражающее своим дворцовым великолепием, было построено в 1861 году с прицелом на английских туристов — в типично викторианском стиле. Пристройка начала века своей вызывающей роскошью ар нуво не повредила общему настроению. Все как было: мрамор, старинная мебель, пугающие размахом хрустальных крыльев люстры. И когда вам откроют дверь номера с видом на озеро и синие горы на другом, французском, берегу и до вас донесется запах цветущих на набережной роз, а бутылочка Veuve Clicquot, присыпанная льдом, будет ждать вас на столике — и вы поймете, что отдых начался. По крайней мере, именно так он начался для меня: приплясывая босыми ногами по теплому балкону, с надкусанным абрикосом, я представляла, как сяду на белый пароходик с рестораном и поплыву вдоль мирных берегов, вкушая что-нибудь характерное, озерное. Мои пожелания довольно быстро реализовались в виде замечательного пескаря из Женевского озера (фирменное блюдо этих мест, между прочим) с сырным соусом и бокала совсем неплохого местного же белого вина Epesses.

Вместо десерта я разглядывала снежный Монблан, а традиционный last drink отложила до бара в Beau-Rivage, уж больно он уютен: пианист наигрывает что-то ностальгически-джазовое за спиной, а в саду, окружающем отель, в теплой темноте распускаются экзотические цветы… Вообще надо заметить, Швейцария — место тихое, к суете не располагающее, и потому самое милое дело перед отходом ко сну расслабиться в баре своего же отеля (чего совсем не стоило бы делать в Париже, например). А вот за гастрономическими деликатесами стоит отправиться в ресторан Girardet, где, как свидетельствует путеводитель Gault Millau, работает "повар века" Фреди Жирарде.

Сплетничают, что когда один из посетителей потребовал кетчуп (представляю, как ЭТО передавал Фреди метрдотель — так, наверное, посланец с ужасом рассказывал Византийскому императору: мол, пришли турки и нас не уважают), ему от стола было отказано. Помимо знаменитых поваров в Лозанне есть университет и множество школ для отпрысков богатых семей из разных стран — их готовят к поступлению в высшие заведения Европы и Америки. Здесь живет Морис Бежар: ему в Лозанне показалось достаточно уютно и интеллигентно, чтобы обосноваться со своим балетом, отказав в этой чести другим городам Европы. Здесь есть уникальный музей творчества душевно и просто больных людей. Есть даже остатки древнего города — "у самой воды". Так, кстати, и называли римляне Лозанну — лодки втаскивали прямо на каменные причалы, где стояли базилики и жилые дома. А еще здесь есть Олимпийский музей в честь догадливого барона, нашедшего лучший способ выяснять национальные отношения — метанием копья не друг в друга, а в общую спортивную мишень. Но я обнаружила кое-что совсем необычное — Филиппа.

На любой из лозаннских улиц, сбегающих к озеру, Филиппа вы бы ни в чем не заподозрили: такой же, как все, парень лет тридцати с хвостиком. И даже то, что он делает рисунки для газет и журналов, ничем особенным не является. Вот только должность у него едва ли не единственная в Европе, а может быть, и в мире. Городские власти выбрали его из 28 других кандидатов на крайне почетную работу — быть живой средневековой традицией. Я не могла удержаться, чтобы не познакомиться с ним и не увидеть сама, как ровно в 22.00 и далее каждый час, до двух ночи, Филипп с высокой башни самой старой церкви Лозанны кричит, сложив ладони рупором: "Жители Лозанны! Сейчас десять часов вечера". Спите, мол, спокойно, дорогие швейцарцы, я на страже.

Так заведено с 1405 года, и так будет всегда. Потому что это Швейцария, страна красивая и безопасная. Сюда можно специально приезжать высыпаться и радоваться жизни. Потому, наверное, так влекло на берега Женевского озера не только особ королевской крови всех известных нам дворов, но и наших и не наших великих и неспокойных соотечественников. И Байрона, и Чайковского, и Достоевского, и всех других, способствовавших культурному расцвету Гельвеции.

Впрочем, Достоевскому было как-то невесело: может, мысли об "Идиоте" не давали покоя. По крайней мере, он единственный, кто кидал сердитый взор на озерный окоем, переругиваясь с Аполлинарией Сусловой. Вывод: не приезжайте в Швейцарию с капризными и стервозными любовницами. Швейцария — для любимых жен. 


Еще статьи про отдых:

Copyright © 2015 Лесная сказка18.