/// Обитатели барханов

04 Май / 2014


Высоко поднялось солнце, накалился песок и через подошву ботинок греет ноги. Из-под куста белого саксаула выскочил заяц. Промчался по барханам и исчез за горизонтом. Заяц, оказывается, выкопал себе ямку с западной стороны куста и улегся здесь поудобнее. Потом, когда солнце перешло на юг, переселился на северную сторону.

В тени не только прохладно, но и незаметно. Но как необычны отпечатки лап бежавшего зайца: следы задних ног точно поставлены в ямки следов передних. Покажите рисунок этих следов охотнику из Европейской части Советского Союза, где обитает заяц-беляк, и он ни за что не поверит, что так могут следить зайцы. Не только не поверит, но решит, что над ним вздумали посмеяться.

В чем же дело? Наверное, в месте, где прикоснулась передняя лапка, сдвинут самый горячий поверхностный слой песка, и уж если обжигать передние лапки, пусть прохладнее будет задним. Во всяком случае в холодное время года заяц-песчаник никогда так по песку не бегает.

На вершине бархана сидят две странные ящерицы, презабавно, как спираль, закручивая и раскручивая хвостики. Ящерицы называются крючкохвостыми круглоголовками. Хвосты с нижней стороны ярко-белые, с черными поперечными полосками. Ящерицы замечают меня; раскрутив хвосты, прижимаются к песку, щурят глаза, мгновенно становятся незаметными и исчезают. Как жаль, что так быстро прервано знакомство! Я спешу на гребень бархана: быть может, ящерицы еще не убежали. Но на бархане нет крючкохвостых круглоголовок, и странно, нигде нет продолжения их следа. Машинально я опускаю руку в то место, где кончился след, и отдергиваю от неожиданности: из-под песка выскакивает ящерица и стремглав уносится в сторону. Вторая ящерица, выскользнув из песка, отбегает на десяток метров и, сделав два-три боковых движения телом, мгновенно погружается в песок.

Среди обнаженных корней джузгуна я замечаю степного удавчика. Увидев меня, он за короткое мгновение тонет в песке, оставив на месте погружения едва заметную шероховатость поверхности. Говорят, что эта небольшая змейка закапывается в песок, выставив конец морды. Подкараулив добычу, она бросается на нее и, обвив кольцами своего тела, душит. Хвост удавчика тупой и издалека сходен с головой. Это породило среди местного населения рассказы о якобы двухголовых змеях.

Стало еще жарче, и над песками послышались нежные потрескивания крыльев небольшой кобылочки-песчаночки. Серая окраска ее удивительно точно воспроизводит рисунок песка. Заметив преследование, кобылочка делает два-три движения задними ногами подобно курице, разгребающей навоз, и, полузарывшись в песок, лишается предательской тени от своего тела — единственное, по чему можно заметить это насекомое на песке. Ноги кобылочки-песчаночки вооружены длинными шпорами. С одной стороны, шпоры помогают зарываться в песок, с другой — прыгать по зыбучему грунту. Самки этой кобы-лочки очень осторожны и еще более старательно прячутся в песке.

По песку быстро носятся крупные черные муравьи-бегунки с презабавно поднятым почти вертикально кверху брюшком. За свою странную фигуру и некоторое сходство со старинным экипажем этих муравьев называют фаэтончиками. Приподнимая брюшко, муравей предохраняет себя от перегревания. Другой муравей, песчаный бегунок, настолько светлый и так сливается с песком, что заметить его можно только по тени. Это типичный житель песчаной пустыни. Движения его быстры, почти молниеносны. Где-нибудь у кустика или травинки находится едва заметная норка — вход в муравейник. Ветер постоянно задувает этот вход песком. Но муравьи, встав шеренгой, быстро перебрасывают песок друг другу подальше от норки. Конвейер работает отлично, даже во время песчаной бури. В одной из ложбинок между барханами созрели зерна маленького песчаного злака, и сюда, к редким засохшим былинкам растения, уже протянулась вереница муравьев-жнецов. Иногда дует ветер, и тогда, чтобы не быть снесенным порывом ветра в сторону, кто с ношей — замирает на месте, распластав пошире ноги и крепко сжимая в челюстях свой груз, а кто порожняком — цепляется за маленькие палочки, камешки и за все что придется. Увидишь, как несколько муравьев ухватились за обломок веточки саксаула, и не сразу сообразишь, что происходит.

Внезапно над вершиной дальнего бархана показалась летящая крупная кобылочка. Трепеща крыльями и свесив книзу большие, кривые, с голубыми голенями ноги, отороченные ярко-красным, она промелькнула мимо и уселась на куст саксаула. Незнакомая кобылочка оказалась очень осторожной. Она едва подпускала к себе на 3—4 метра и улетала метров за двести. Для поимки кобылки сачок оказался непригодным орудием. Может быть, кобылка скоро устанет?

Прошел час преследования, а кобылка по-прежнему бодро взлетает в воздух, легко уносится далеко в сторону. Остается позади Песчаный Калкан, и преследование происходит уже в каменистой пустыне. Я устал от быстрого бега, поцарапался о колючки. Захватив пригоршню мелких камней, я с силой бросаю в неутомимого летуна. Несколько промахов, потом удача, и насекомое бьется в моих руках.

Кобылочка оказалась большой горбаткой, совсем необычной для этих мест. Она известна только значительно южнее — в Узбекистане и Таджикистане. Видимо, предгорья Джунгар-ского Алатау являются северной границей ареала этого насекомого. А на границах своего распространения вид обычно редок и осторожен.


Еще статьи про отдых:

Copyright © 2015 Лесная сказка18.