/// Коряжемский берег

Коряжемский берег
20 Янв / 2014


Первое, что видишь, подплывая к коряжемскому берегу,— огромное количество леса. Прибывший в плотах лес накопляется в запани. Мостовые краны поднимают пучки леса с воды, грузят на платформы, платформы подвозят бревна к гигантским кабель-кранам с пролетом в семьсот метров, которые укладывают их в штабеля.

Горы бревен в полмиллиона кубометров высятся на вычегодском берегу — запас для бесперебойной работы. Всего за год комбинат потребляет до пяти миллионов кубометров древесины. В расчете на огромные запасы леса в бассейне Вычегды и построен здесь крупнейший в Европе целлюлозно-бумажный комбинат.

Впечатляет уже один вид лесобиржи, но еще больше сам комбинат. Он огромен, его только на машине и объехать. Поражает все: пульт управления с телевизионными экранами — мозг комбината, ТЭЦ с тремя огромными трубами — сердце комбината, полукилометровой длины корпуса цехов, мощь машин, бодрящий рабочий ритм многолюдного современного производства. Все ново, грандиозно, полно движения.

Производство на ЦБК идет по двум потокам: сульфитному и сульфатному. В сульфитном потоке используется еловая древесина, из которой вырабатывается высококачественная вискозная целлюлоза двух сортов, в сульфатном потоке — сосновая древесина, из нее получают полуцеллюлозу, картон, мешочную бумагу.

Бревно начинает путь от лесного цеха. По каналу идет оно к щепяному цеху, где проходит стадии окоривания, разрезки и измельчения. Сначала бревна выползают из окорочных барабанов, затем скрываются в жерле резальных машин, потом разрезанными на куски ползут по транспортерам, пока не свалятся в адский зев крошильных машин. А под полом — там действительно ад кромешный, там гремит, стрекочет, сотрясает — грохот такой, что невозможно разговаривать,— чудовищной силы механизмы ломают, режут, крошат то, что к ним попало, и наружу по лентам транспортера выходит ровная стандартная щепа. Эта щепа и есть исходное сырье для варки, потому что целлюлозу и бумагу варят.

Щепа транспортерами подается в котлы, куда заливается кислота. Сваренная масса идет в промывочно-очистной цех, подается на фильтр, снова в бассейн, так проходит десять фильтров, затем поступает в отбельный цех, а оттуда в сушильный. В варочном и очистном цехах ничего не увидишь — процесс происходит скрытно, за его ходом по приборам наблюдают всего несколько человек. Варщик бумаги не сталевар, вокруг него не взлетают снопы искр, в лицо не пышет жаром, он руководствуется показаниями приборов, но сведущие люди утверждают, что процесс целлюлозно-бумажного производства сложнее металлургического.

Вот где и горячо, и шумно, и весело — это в сушильном. Впечатляют просторы цеха, машины величиной с дом. Здесь тоже все гудит, грохочет, крутятся валы машин, что-то льется и шипит, исходит сухой горячий пар, как в хорошей бане, и, чтобы охладиться, надо встать на вентиляционную решетку. Здесь наглядно видно, как масса подается на сетку, проходит через машину, выходит с каландров готовой продукцией, накручивается в рулоны целлюлоза, картон, бумага — принцип везде один. Потому так и интересно в сушильном, что видишь здесь конкретный результат общих усилий, начатых где-то на лесной делянке.

Но этим на фабрике дело еще не завершается. Рулоны бумаги будут разрезаны на рулоны меньшей ширины, а рулоны

целлюлозы и картона будут разрезаны на листы и сложены в пачки. Бумага для мешков пойдет в другой цех, где машины-автоматы будут выбрасывать один за другим готовые прошитые мешки — свыше миллиона в сутки. Целлюлоза будет отправлена на фабрики искусственных тканей и на экспорт. Бумага для глубокой печати пойдет в крупнейшие издательства, в частности в издательство «Правда». Всего же по стране потребителей продукции комбината насчитывается около трех тысяч, а экспортирует свою продукцию комбинат в двадцать шесть стран мира. Это итог его работы.


Еще статьи про отдых:

Copyright © 2015 Лесная сказка18.