/// Два дождя

15 Май / 2014


Пока мы осматривали черную ограду, подул низовой ветер и появились облака. И так было ярко солнце, светла пустыня, что тени от этих облаков казались темно-синими пятнами. Облака росли, темнели, принимали причудливые очертания и сходились вместе в свинцово-серую лохматую громаду. Вот от них протянулись книзу темные полосы дождя, но они постепенно таяли в воздухе, не доходили до земли. Потом серая громада облаков с вихрем пыли прошла над нами. Упало несколько крупных капель, случайно долетевших до нас. Остальные испарились на лету в жарком воздухе.

Вскоре облака ушли, и снова засветило горячее солнце. Таков был так называемый сухой дождь пустыни, заставший нас перед самым въездом в ущелье Талды-Сай.

Ущелье по сравнению с предыдущими было еще более скалистое и мрачное.

Карабкаясь по скалам на вершину горы, я только хотел ухватиться рукой за камень, как услышал отчетливое шипение, и инстинктивно отдернул руку. На камне, свернувшись в комочек, сидела коричневая змея и нервно постукивала кончиком хвоста. Это оказался щитомордник. Отравление ядом щитомордника бывает очень болезненным. Место укуса сильно опухает, из ранки сочится сукровица, сильная боль пронизывает тело. Иногда отравление сопровождается судорогами, бредом, временной потерей зрения.

Низовой ветер принес прохладный и влажный воздух, и небо к вечеру заволоклось тучами, а кое-где на горизонте засверкали молнии. Вечером было особенно душно. Неумолчно трещали кузнечики и сверчки, крутились в воздухе бабочки и бросались на огонь. В странном танцующем полете реяли большие, похожие на стрекоз самцы муравьиных львов. Тоскливо кричала сплюшка и цокал козодой. На случай дождя мы растянули палатку. Из-за духоты долго не спалось.

Ночью нас разбудили оглушительные взрывы грома. По палатке барабанили крупные капли дождя. Временами от блеска молний становилось светло, и за густой сеткой дождя на короткое мгновение из темноты вырастали блестящие, мокрые скалы. Дождь с каждой минутой усиливался и вскоре перешел в ливень. Сквозь шум послышалось громкое журчание ручья, сбегавшего с ближайшего ранее совершенно сухого распадка. Потом донесся отдаленный и странный гул.

«Сель!» — мелькнула догадка, и, едва одевшись, мы выскочили наружу. Гул становился явственнее. Ручей уже вышел из берегов и подступал к палатке.

Пока Николай спасал палатку с вещами, я завел машину и, разогнавшись, вывел ее на высокий мысок. Наше поспешное бегство было весьма кстати. На месте бивака уже катился поток жидкой грязи, перемешанной с камнями. Раскаты грома, шум грязевого потока, вспышки молнии продолжались долго. Мокрые, поеживаясь от прохлады, сидели мы, завернувшись в палатку, и дожидались утра. Время текло медленно, и как-то не верилось, что наступит день и, может быть, даже станет жарко.

Постепенно шум потока стих. Забрезжил рассвет, и взошло солнце. Основательно продрогнув, не дожидаясь, пока его лучи заглянут в ущелье, мы стали карабкаться на скалы, где уже было тепло и от мокрых камней поднимались теплые испарения. Напротив бивака, на гребне скалы, освещенные солнцем, расселись белоголовые сипы. Они раскрыли свои большие крылья, застыв в этой причудливо скульптурной позе: птицы тоже промокли и теперь усиленно сушили оперение.

Но какое безотрадное зрелище представляло дно ущелья! Местами щебень и вырванные кустарники намыло большими валами, перегородившими дорогу. К счастью, ночное происшествие прошло для нас без потерь, чему в значительной мере мы были обязаны тем, что в палатке был брезентовый пол. В ней, как в мешке, все вещи были благополучно дотащены до косогора.

Более половины дня ушло на то, чтобы выбраться из ущелья.

Внезапные ливни в пустыне — редкое, но не столь необычное явление. Массы воды, быстро скатываясь с голой поверхности гор, превращаются в грозные грязевые потоки, обладающие значительной разрушительной силой. Многочисленные овражки, прорезающие подгорную равнину, да и она сама обязана в значительной степени своим происхождением периодическому действию таких селей. Пережитый нами сель был не из больших.

Получив наглядный урок, все следующие биваки мы устраивали так, чтобы не подвергать себя возможной неприятности от селя, и, когда укладывались спать под открытым небом или под тентом, вещи старались держать в одном месте.


Еще статьи про отдых:

Copyright © 2015 Лесная сказка18.